чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином

логин

пароль

регистрация
забыл пароль



чтиво / статьи

Майк НАУМЕНКО

27.08.11 | Павел СУРКОВ | www.zvuki.ru

Михаил Науменко, он же просто Майк- одна из самых знаменитых и, вместе с тем, одна из самых недооцененных фигур русского рока. Человек, чьи песни пели и поют чуть ли не все российские рокеры: от Бориса Гребенщикова до Константина Кинчева. Человек, бредивший Марком Боланом (Mark Bolan) и Чаком Берри (Chuck Berry), и при этом бывший истовым поклонником Аркадия Северного. Смешавший блюзовую тоску с исконно русской разухабистостью, музыкант необычайного мелодического и стихотворного дарования, Майк всю жизнь был в русском роке на особом счету. Есть Майк - и есть все остальные.

Он собрал свой "Зоопарк" в попытке создать настоящую глэм-группу, где за помпезной манерой подачи материала (а Майк умел петь помпезно и даже несколько высокомерно) спрятан глубокий смысл и нервный лиризм. Но атмосфера ленинградских коммуналок, скудность выразительных средств делала свое дело: "Зоопарк" был не столько помпезен, сколько минималистичен, и при этом - точен, актуален и злободневен. При этом ощущения одномоментности песен Майка не возникало: складывалось ощущение, что н сразу пишет для того, чтобы войти в историю, вне зависимости от того, что он сам думает по этому поводу.

"Кухонный" рок, которому не было места на залитованной советской сцене, был на тот момент схож с масонской литературой: друг друга узнавали по знакомым гармониям и цитатам из западных классиков жанра, музыку писали как тайные послания "Юстас - Алексу", с тем же предощущеньем скорого конца. Майк освоил эту науку в совершенстве, но он был не только блестяще эрудированным, но и самоцельным автором. Он был, по сути, первым бытописателем интеллектуального подполья.

Когда настал конец 80-х и рокерам дали "зеленый свет", выпустив на стадионы и фестивали-гиганты, Майк уже был слишком нездоров, чтобы начинать жизнь почтенной рок-звезды. Да и, наверное, ему это было совершенно не нужно, и уж совсем наверняка - стало бы в тягость. Дорогие автомобили, самолеты и чес по городам - это было совсем не для него. Сам-то Майк, несмотря на всю мощь своего поэтического таланта, так и остался бессеребренником: даже на приличную гитару так и не смог скопить.

Сегодня поэзия Майка Науменко становится предметом диссертационных исследований, его, наряду с Башлачевым и Цоем, еще двумя великими покойниками русского рока, называют основоположником самобытной отечественной рок-музыки. Но, наверное, лучшей характеристикой творчества Майка может быть фраза, сказанная о нем Александром Житинским: "Майк, как никто, умел петь просто о сложном". В его нервной любовной лирике тяжесть одиночества, боль предательства и нечеловеческая тоска сочеталась с удивительной нежностью. Даже к убивающему эпитету "дрянь" он прибавлял тихо и почти ласково - "маленькая дрянь". А его эпические абсурдистские "Уездный Город N" и "Баллада О Кроки, Карме И Ништяке", - пожалуй, наиболее аутентичные описания внутренних переживаний советского неформала, замешанных на западном блюзовом квадрате и острой постшешестидесятнической сатире.

За двадцать лет, прошедших со дня смерти Майка, многое изменилось. Отреставрирован и переиздан Олегом Ковригой архив "Зоопарка", нашла своего слушателя великолепная пластинка "Белая Полоса", фестивали памяти Майка проходят во всех крупных российских городах по нескольку раз в год. Его песни по-прежнему поют друзья: "Вперед, Боддхисатва!" стала одной из визитных карточек "Аквариума", так же, как "Мажорный Рок-Н-Ролл" - "Секрета"... Да и сам Майк как-то незримо присутствует в нашей вялотекущей рок-жизни. Все-таки каждый пытается, так или иначе, спеть просто о сложном. Получается не у всех.

А у Майка - получалось всегда.


комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином