чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином

логин

пароль

регистрация
забыл пароль



ЕВДОКИМОВ Александр. "НА ЛАДОНЯХ"



"Кафе"


Кафе в дождливый день:
Столами мажет локти, греет душу.
Демократично - не хочешь говорить, так слушай,
Пей и смотри на свет и тень.

И я скажу себе, себе всегда я рад,
Не отвергай нелепое признанье,
О том, что мы с тобой несчастные созданья
И мироздание о том, дождем, стучит в набат.

Что удивительно текут года,
Что горько от бездушия, а так - же,
Знать горько нечто грязное, о чем не скажешь,
И тяжело душе от этого стыда.

Пустой душе стакан с горилкой - враг.
Она горит в спиртовом пламени и в взгляде,
Мелькает нечто вроде жалкой бляди,
Она скулит и плачет - полный мрак.

Дождливый день и лужи под столом.
Дождь вносят ноги ("Вытирайте ноги!").
И кажется порою, что в итоге,
Куда мы движемся, туда и попадем.

И грязь свою внесем нестройною толпою,
Друг друга пачкая. И чистых не найдешь.
А оправдание одно: снаружи дождь.
Я думаю, Хозяин нас простит,
Махнув волшебною рукою.

***

Поэзия несмело отступает
Пред прагматизмом западного дня.
Но будет вечер, тот, что зажигает
Звезду великого и вечного огня.

И в сизом полумраке перед ночью,
Когда предметы потеряют цвет,
Она пробьет тебя стрелой восточной,
Как эхо красоты коротких лет.

***

"Круги"


Славные песни - по кольцевой.
Пленку кассеты
Вращает электромагнит.
Кругом замкнется
Побег по прямой,
Или сгоришь как
Метеорит.
Кружатся звезды.
Месяц мерцает во мгле.
Штрих в телескопе-
Звездный, таинственный путь.
И траектория пули,
Тоже по кругу, к земле,
Жаль, вновь мешает вязкая грудь.
Дни замыкают
И размыкают круги.
Лица по кругу,
Нам возвращаться домой.
Но кто-то безумный
Тихонько смеется: Смоги!
И сорвавшись с цепей
Мир уходит в рывок
По прямой.

***

"Больница весной"


Деревья, птицы из больничного окна -
Далекий праздник для больных,
А медсестрички
В холодных коридорах у мужчин стреляют спички
И говорят о пьяных выходных.

Собравшись в груды, тает черный снег.
Дворняги делят мусорные баки.
Проходит дождь
И старый человек
Глядит во двор, где ветер марта подает нам знаки,
И вспоминает свой, ушедший век.

Врачи малюют под собачий вой
Кресты диагнозов
И шутят о карьере.
Я, уходя, толкаю настежь двери
Где ощущаю ледяную лужу под ногой.

***

"Друг"


Пара окон в темной стене,
Предрассветный ветер полей,
Все голо да босо,
Все тишь да струна,
Холодные росы,
Земная луна.
В кругу тусклой лампы,
Немой и безликий,
Смеется мой друг
Над раскрытою книгой.

***

"На ладонях"


1. Тишина у тебя потому,
Что как свет, можно выключить тьму:
Выйти из дому к звездной тропе
На ладони к Нему Самому.

Мы идем, невидимки во мгле,
А сверчок все зовет в облака,
Иногда, будто в мертвой петле,
Замечаешь себя на земле
В виде легонького сквозняка.

2. Она смеется у окна,
Весенней ночи подоконник
Щебечет ей: любовь - одна.
И тень струится по колоне.

Она задумалась, о чем?
Весенний воздух пьян и светел
И на ладонях пустота
Воспринимается как ветер.

***

Еще в молоке луна растаяла не совсем,
Но нет ему больше сна, подняли на цифре 7.
Шесть дней ожидаемый сон, оборван на ноте Ре,
(До взята грузовиком, запутавшемся в дворе).

Пока еще в доме спят, пока ровен бег минут,
Пока посторонний взгляд не совершил свой суд,
Он дернул за ржавый кран, разделся на сквозняке
И встал под струю, еще пьян, с куском пустоты в кулаке.

Что дальше? - Горячий чай. И прочь из квартиры, прочь!
За поворот, за край. День - это острый нож,
Тот, что сверкнет в глазах солнечной полосой,
А посмотреть назад: Снова стоишь босой,

Смотришь, как снегопад соединяет дома,
Щуришься невпопад, будто вокруг тюрьма,
Где черные пятна ворон, да чайник горит в аду.
И вспоминаешь сон, где ухватил звезду.
И вспоминаешь сон, где ухватил звезду.

***

"Дорога"


Укреплю свой дух, что ценят боги,
Прихвачу удачу с собою в путь,
Мне сегодня ехать по дороге
Долго - долго, да еще чуть-чуть.

Погоди, присядем, словно в песне.
Все ли взято нами? Гасим свет.
Слышишь: ветер плачет в поднебесье,
Будто в доме никого уж нет.

По весне летят с курортов птицы.
Розовый туман по кромкам трасс.
Что садам в цветах весною снится?
Где нас ждут? Куда так тянет нас?

В тесной металлической кабине,
С розовой подругой на стекле,
Радио бормочет по долине
К горизонту в утренней заре.

На губах нектар - смеются боги,
Вверх ведет дорога, или вниз:
Долгий путь - неровные дороги,
Тем важнее и желанней приз.

***

"Днепр"


Запутавшись в домах, ларьках и лицах,
Бросая камни в рваный лай собак,
Петляю, с риском глупо заблудиться,
Давно я не ходил в Днепровский парк.

Немало лет прошло, уже как я уехал
Из этих мест искать свободу. И для меня, увы,
Эти дороги потеряли тайный смысл. Мне не до смеха,
Порой, от отрезвевшей головы.

Здесь карты и рубли на пляже,
Здесь пионерская жестокость драк -
Друзья до гроба позабыты так-же,
Как Первая Любовь и самый злобный Враг.

А Днепр все тот-же и зовет к себе, как это было прежде:
По центру баржа с лесом, в дымке острова.
Осенним днем меня встречают, неизбежно,
Холодный ветер и озябшая листва.

Что наши достиженья, вещи и вещицы?
Столкнувшись с вечностью, стоишь продрогший на ветру,
Как в храме. И веселые синицы
Врываются в оконную дыру.

Шумит листва. Волна сплетается с волною.
Над миром зажигается звезда.
Влюбленные проходят стороною,
Чтобы исчезнуть в парке навсегда.

Им машет вслед разнообразье веток,
Застыли карусели до весны,
А дальше праздники. Затем наступит лето,
Веселье до утра, а пьяным - сны.

***

Я окружен банальными ответами,
В них, правда, столь же призрачна как ложь.
И ночью входит пестрыми сюжетами,
Опять - ты здесь лишь раз живешь.

А раньше, помню, было ясно все и просто.
Но жизнь ускорилась. И наши разошлись пути.
Все карты спутались и потерялись звезды:
Свобода полная. Куда идти?

***

Как сегодня падал снег
На дома и плечи,
А в газетах таял век -
Еще годом меньше.

Как на улицах толпа
В голоса одета.
Сотни водосточных труб
Заболели ветром.

Как по белой простыне
Грязными ногами,
А внутри осколки дней
С черными ночами.

Как ходил я вдоль витрин
И смотрел на праздник,
Среди голубых перин
Неспокойный ратник.

***

За стеною мороз упрощает манеры.
Ночи, дни - все слилось в быстро мчащий тоннель.
От мерцанья, в зрачках все становится серым,
И далек, и безлик сладкий месяц Апрель.

В этом мире не мы сочинили законы
Прорастания зерен, свечения звезд.
Нас, беспечных, везут в неизвестность вагоны
И над черною бездной качается мост.

Тот закон справедлив, (не людской, но от Бога),
Нам понятно, что раз существует метель,
То зерно прорастет,
И домчится дорога,
И распустит цветы сладкий месяц Апрель.

***

"Лена"


Ты великолепна, но, увы, не хватает везенья.
И вот, как-то случайно, нарушила грань,
А теперь кто-то врет
И ты веришь без тени сомненья.

Я видел у тебя в глазах,
(Изредка, когда вдруг рассмеешься),
Открывается окно в настоящий мир.
Но сегодня с утра, дождь плотно запечатал тайное
И ты в реальности не признаешься.

***

"Поэт Боравлев"


Хорошая примета: протянутый стакан,
Поэт поймет поэта и внутрь откроет кран.
Сюда ведут дороги - цыганская тоска,
Ритмические слоги, дрожащая рука.

Нас губят эти пьянки, да череда стихов,
Движение за рамки, сдвижение столов:
-Зачем мы пишем, друже? Ведь миру наплевать.
-Да, это верно, стужа. Но я не жгу тетрадь.

И мы друг дружке лили, по-русски, до краев.
Вы ж мимо проходили, не слышали тех слов:
Мигая третьим глазом, он укатил в снега,
В нем было чувство джаза и детская тоска.

Как глупо - быть поэтом в нищающей стране.
Куплеты недопеты. И дело не в вине.
Мы гении, пока в нас танцует огонек.
И снег, на время, лижет ладони как щенок.

***

"Осень"


Мне пустота открыла дверь:
Входи, послушаем мгновенья.
Осенний холод, словно зверь,
Рычал, а я бросал поленья.
И не понять, и в горле ком -
Толь я свободен, толи пленный,
Покуда ветер за стеклом
Рисует пустоту Вселенной.

***

"Неожиданная встреча"


Случайно встретившись в метро,
В цветах неоновой пустыни,
Среди скольжения ветров,
Средь направлений, лиц и линий,
Они на миг теряют ритм -
Всего лишь на одно дыханье
И поезда роняют крик,
От боли потеряв молчанье.

***

"Концерт"


О Владимире Семеновиче замолвили слово,
Народный поэт - каждый хочет поближе.
Для этого сделали юбилейный концерт,
Где пыжились парни пожиже.

Смотрела страна в светлый телеэкран:
Высоцкого! И звезды эстрады!
Плевала страна скорлупою в стакан,
Синели окошками хаты.

И что - то пищал безголосый певец
Про горы, где не был ни разу.
А в воздухе тихо повисло: подлец.
И более крепкая фраза.

Другие - получше. Пришлось попотеть
И песню почти не испортить.
Немало заслуженных билось об твердь,
Но все же хотелось по морде.

А песни такие - как их выключать?
Пусть все продадут по дороге.
Мы будем их слушать, они торговать
И пачкать хрустальные строки.

Над серой толпою кружит воронье,
Катятся автомобили,
Золото снова растет в цене,
Высоцкого не позабыли.

P.S. И снова юбилей!
Политики сегодня Пушкина читают басом:
Помпезно да державно,
Да с неземным экстазом.

***

Перечеркнутая надпись "Запрещено".
Сплетение тел
В стенах ячейки - квартиры.
В темноте,
Где синеет окно,
В центре индустриального мира,
Двое людей
Заодно.

***

"Дикие кони"


Дверь на цепочку,
В форточку падает снег:
Холодно в доме,
Пусто и нечего красть.
-Ты прикрой шторы,
Здесь будет лишним рассвет.
Музыка, водка и остальное -
Все в масть.
На перекрестке
Встретились мы неспроста.
Глупо - в ненастье
Быть перед ночью одним.
Медленно сходятся
Две половинки моста,
Дикие кони
Быстро промчатся по ним.
Город исчезнет,
Знаю - тебе все равно.
Легче быть дерзким,
Если не видно лица.
Тьма лижет стены,
Ветер стучится в окно,
Но громче ветра
Жаркие наши сердца.

***

Просто наблюдать и растаять.
Слиться с ветвями и снегом.
И потерять память.
И обрести нежность.

Просто любить и плакать,
Прозревшим на миг прагматиком,
Смотреть, как движутся птицы -
Вот высшая математика.

Среди спешащей толпы,
Встретить свое отраженье.
В разрыве между веками
Крикнуть свое мгновенье.

В тиши седого тумана,
Встретиться с первой травою.
И, заживив раны,
Вновь стать самим собою.

***

Мир царит в исхудавшей за зиму душе.
Искры луж - не узор Фаберже,
Но в душе, удержавшейся на вираже,
Дни как масло на теплом ноже.

Как стрелок, Солнце на рубеже:
Легкость выстрела в каждом стриже.
Я не знаю к чему, но уже
Я готов - вижу свет в мираже.

Сладкий ветер в тени этажей,
Щебет жизни на свежей меже,
Новый смысл в устаревшем, избитом клише -
Мир царит в исхудавшей за зиму душе.

***

"Деревня"


В семь часов темень, ложатся спать рано.
Рано встают и рано стареют.
Просто относятся к смерти и ранам:
Здесь режут куриц, ловя их за шеи.

Вода здоровей и опасней природа,
Вьюжною степью идти - не до смеха:
Битва с природой идет год за годом,
Пока живой, с переменным успехом.

Здесь много смеются, все про всех знают,
От постороннего взгляда не скрыться,
Ветер то гладит, то бьет, то ласкает
Наши веселые, грубые лица.

***

"Дождь"


Спешу в дожде, ловлю губами капли,
За шумом слышу новые слова.
Сверкнет гроза своею синей саблей -
Влетит в подъезд ослепшая сова.

Гроза командует ветрам: Лететь скорее!
Накрыть дома тяжелою волной!
Стена из кирпича, стена дождя: меж ними галерея,
А дальше снова дождь. И человек босой.

И голый человек. Размытые волокна
Одежд не в счет у тех, кто брошен в океан.
Скрывают тьму квартир слезящиеся окна.
Над вязкою землей бушует ураган.

***

В городке, где прошло мое детство,
Все особенно и по-другому.
Верное средство,
Чтоб двигаться от дома к дому,
Вдыхать время.
Тянуться за ним струною.
Не здороваясь с теми,
С кем бы мог,
Да не скован судьбою.
Двигаясь в пространстве
Гораздо быстрее чем прежде,
Наблюдаю убранство
Магазинов с польской одеждой,
Наблюдаю как тяжелые кинотеатры
Исполняют новые роли,
Как пачки "Pall Mall" и "Ватры"
Заполнили стайку киосков в поле.
Здесь, с фотографией деда, белела
Большая Доска Почета.
Стоит мое взрослое тело,
Во рту пересохшая нота.
Падают капли с крыши
В тихие, вечные лужи:
Все внутренне так - же, слышишь?
Отбросим то, что снаружи.

***

"Ранняя весна"


Струится город из окна:
Синеет парк, бегут машины.
На горизонте ранняя весна
Войска собрала, чтоб накрыть дома
И выгнать снег в овраги и лощины.

Снега, дожди царят недели три,
Но дым с труб ТЭЦ срывается наискось,
И миг еще, вот - вот, о чем ни говори,
Во всем предчувствие, снаружи и внутри,
Все поменяется. И это время близко.

Внутри стволов движенье соков ускоряет бегство.
Уж скоро капли потекут с порезанных берез -
Мгновенно отворяются на поворотах дверцы,
Не знаю, где застанет и куда толкнет погреться
Весна тех, кто замерз.

***

"Укус мертвой любви"


Она появилась из ниоткуда,
Исчезла - туда же.
Так змея исчезает в опавшей листве.
Улыбаясь стою, ошарашенный ядом,
Фантастический вихрь в моей голове:
Вижу степь без краев,
Ветер бабочек гонит,
Гнутся мерзлые травы,
Мчатся серые дни.
Пара бусинок крови
На озябшей ладони -
Я уже позабыл,
Что - же значат они.

***

"Лето"


Крики детей, крики чаек - похожи,
Стоит закрыть лишь глаза.
Лето стучит поездами и кожу
Красят во всю небеса.

Грань перехода всегда незаметна,
Только что мель - глядь, уже глубина.
Плещет волною слепящее лето,
Только что была весна.

Глупо спешить, хоть привычка осталась,
Спи в грязно-желтом песке.
Солнце убьет все, что так извивалось
В мокром твоем чердаке.

***

"Расставание"


Вновь расстаемся.
Тебя уносит голубой автобус:
Колеса кружатся, вращая пыльный глобус,
А я и образ твой - мы остаемся.

В молчащем доме теплый чай, колода карт,
(Ты не сдавалась)
И, в запахе твоих волос, подушка:
Все замерло, как фотография, храня тебя в себе.
Тасую карты и целую кружку.
И допиваю то, что в ней осталось,
А тишина играет на трубе.

Все больше утро за окном.
И пыльный луч скользит по краю одеяла.
Пора прийти в себя и все начать с начала:
Звонить к тебе по вечерам и думать "ни о чем".

***

"Ветра"


Кружат над городом ветра,
В неоне вывесок, в параде зданий.
Кружат над городом ветра,
Среди блестящих машин.
В беспечном шаге толпы
Сто раз сойти с ума от одиночества,
Найти и вновь потерять
Себя среди горящих витрин.

Лишь стоит спичкой черкнуть
И вот огонь уже не остановишь,
Взрывоопасная грязь
Переполняет дома.
И кто - то губит себя -
Куда еще тоску ты приспособишь?
А кто - то песни поет
И вечер сходит с ума.

Зайти в белеющий храм,
Согреться, залечить совесть.
Мгновенно листья взлетят -
Уж мокрый парк не согреть.
В дождях приходит пора
Продолжить древнюю повесть:
Вновь улыбаться с утра
И ночью, вновь, умереть.

***

"Победители"


По светлой стороне цветущей улицы,
Клонясь к земле, идут фронтовики.
Глаза слезятся и от солнца щурятся:
Последние, усталые полки.

Бутылка из-под пива - отношение
К тебе, с востока бравшему Берлин.
И отнятые кем-то сбережения,
И даренные властью унижения -
Итог тебе, советский гражданин.

История бесстрастна и безжалостна.
Ведь это ты тащил с завода все, что мог
И "за" голосовал - "всегда пожалуйста!",
Кто ж знал, куда нас вынесет поток?

И мы не верим ни во что, тобою созданы.
Ты уголек рубил и лил металл.
Ты верил в лучшее. И наслаждался розами.
И о Победе внукам напевал.

***

"Немые"


По немому пути проходили друзья,
На немом языке говорили друзья
И над каждым из них тихий ангел летел,
Неземные, немые, без слов и без тел.
Закурили друзья разговорный табак
И свернула дорога в дымящий кабак.
У обоих слова, у обоих сюжет:
- Эх, раскрою тебе свой заветный секрет!
Выпивали одно, запивали другим,
Замычали друзья, оказалось - враги,
А бадяжная муть разжигала вражду
И пошли они в ночь, чтобы справить нужду.
Тишина - шум в ушах,
Шум в ушах - тишина,
И в пустой темноте вдруг послышалось "На!"
И блеснуло в руке тусклым блеском стекло
И упал один ангел, ломая крыло.
Над немою землей бедный ангел лети,
Над асфальтной рекой, с острой болью в груди,
По холодным ветрам, по чужому пути -
Торопись, не сберег, улетай, улети.

***

В самые прекрасные моменты
Мы идем легко и "в никуда",
Позади гремят аплодисменты
И стекает по щекам вода.

Вдох и выдох воздухом свободы,
Что с того что хочется курить, а спичек нет,
К пирсу тихо подплывают пароходы,
Спущен трап, на палубах сияет свет.

Легок ты, свободен и бесстрасен,
Жизнь твоя звездой озарена,
Страха нет, с расценками согласен,
Твой канат натянут как струна.

***

"Зима"


Всем и на всех плевать на перекрестках людных
Когда сжимает зимний вечер мгла.
Случайно встретившись, ладонь пожать не трудно,
Но нет, не выжать из нее тепла.

Она идет с улыбкой в лисьей шубе.
На встречу гонят строй солдат: и вслед
Солдаты очень лихо скалят зубы,
Но ей плевать, точней - ни да, ни нет.

Бегут в ночное никуда машины,
Мы нынче не друзья и не враги,
Для нас горят безумным сном витрины
И им плевать, а за углом - ни зги.

Замерзшая, усталая, в снежинках
Толпа, под покоренною луной,
Уж ночь стоит, пора к кинокартинкам,
На все плевать, скорее бы домой.

Метель танцует, пьяных засыпая,
И лижет руки в свете фонарей.
Метель танцует, бесами пугая
И обжигаясь о причалы батарей.

***

"Феи да дельфины"


Растет количество огней
На потускневшем небосклоне:
Усталых напои коней,
Они устали от погони.

Прохладный ветер шелестит
И распускает злую плетку,
И в вышине ребенок спит,
И волк внизу крадет красотку.

И падая на пустыри
Мы превращаемся в равнины.
Мы видим небо изнутри,
А там, снаружи, до зари
Летают феи да дельфины.

***

"Гурзуф"


В картонной коробке,
Над берегом моря,
Живу я, не зная
Ни бед и не горя:

И небо сливается в дымке
С водою,
И горы скрываются в тучах
Порою.

В полосках одежды,
При солнечном свете,
Здесь плавают
Дамы, мужчины и дети.

А ночью - вино,
Кабаки и бандиты,
И девочки пляшут,
И платят джигиты.

***

"Уродец Март"


В начале не было зимы,
Теперь вот, не видать весны.
И мы проходим месяц Март
В свинце ноябрьских дождей.

Зима теплела и чернела
И из окна в меня глядела,
И редкий повод встретить век,
Всем обломала, как сумела.

Уродец Март напоминает,
Чем пахнет, если полюс тает.
А пахнет нищетой и тьмою,
Цивилизацией родною.

Грядет Апрель. Ты носишь шубку.
Я подношу к дыханью трубку.
Я сообщаю - задержусь,
Тружусь, борюсь, но ты не трусь.
И от чего-то нервно злюсь.
И ночь твою целует руку.

***

"Случай в городе Z"


Высота, запах шпал, теплый ветер и небо.
И разлитое море домов на другой стороне.
Это детская быль и зовущая, взрослая небыль,
Это стук колеса, что везет нас при полной луне.

А вокруг, на весь мир, захватила дни осень:
Холода да дожди, да отсутствие сил.
В южном городе Z, до сих пор не видали морозы,
Я зашел на базар и пылающих яблок купил.

А вверху, там, где мост, тишина сквозь звучание ветра,
Над ребром пустыря загорелась звезда.
Я грустил о тебе, до тебя 302 километра
И cорвались вниз яблоки, в ночь, под откос, в никуда.

Я сбегал по тропинке и тьма опускалась на город,
Я держался за травы, по скользкому склону скользя.
Я смеялся от жизни, роса затекала за ворот
И открылся мне cмысл, но я понял: туда мне нельзя.

***

"1 Декабря 2001 года (умер Хариссон)"


Есть календарь, и есть зима.
Сегодня первый день сезона.
На улицах грустят дома,
Им веселиться нет резона.

В заплаты стен скребется ветер,
Белье окутывает пыль,
Мы так теплы в холодном цвете
Небес, пинающих утиль.

Вот снег пойдет, тогда ковер
Избитым будет в воскресенье,
Подростки выскочат во двор
И в общем будет - тем не менее.

А я пойду к тебе, туда,
Где над решетками больницы
Сверкнет далекая звезда,
Где новый человек родится.

Вселенная освобождает место
Шагам неведомой судьбы,
И ветер напевает песню
Известную как "Let It Be".

***

"Друзья"


Я пуст и полон, счастлив и несчастлив,
Причин для этого, увы сполна…
Почти разорванный на части,
Я вижу сны, не ощущая дна.

Мои друзья приедут, и подруги -
Какая радость то, что есть они!
И наши голоса летят во вьюге,
Летят такси сквозь ночь, зеленые огни.

И в шумной церкви, ставя Богу свечи,
Запутавшись в ошибках и словах,
Я слышу - хор поет, что это вечность,
Что ключики к замкам у нас в сердцах.

Мои друзья приедут, и подруги -
Какая радость то, что есть они!
И наши голоса летят во вьюге,
Летят такси сквозь ночь, зеленые огни.

Желтеют газеты, попсеют кассеты,
Грязь брызжет на окна, а поезд идет.
Мы катимся к морю, мы движемся к свету
И будем там жить. (Кому повезет).

Мои друзья приедут, и подруги -
Какая радость то, что есть они!
И наши голоса летят во вьюге,
Летят такси сквозь ночь, зеленые огни.