чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином

логин

пароль

регистрация
забыл пароль



Кочерга Сергей. Из альбома " ЗА ДВЕРЬЮ В ЛЕТО"

ДВЕРЬ В ЛЕТО
Меня побили камнями на детской площадке,
Я ушёл чуть живым,
Затерялся в чужом районе.
Но собаки нашли мой след и кусают мне пятки-
Я устал считать,
Сколько суток идет погоня.
Я царапался в двери в поисках Двери в Лето,
Где коты / если верить Хайнлайну/ живут, как дома,
Но и там находили, орали и шли по следу-
Параллельный мир оказался до боли знакомым…
Я не знаю, чем вызываю их злость-
Никому не мешал, всю жизнь починял свой примус…
Не ломал игрушек,
Не отнимал их кость,
Не перебегал им путь,
Не целился в спину…
И я даже не знаю, что там - за Дверью в Лето:
Может, это задрочка типа “ Тома и Джерри”
Может, просто тупик, и в поисках смысла нету-
Но должны же коты,
Пёс возьми,
Во что-нибудь верить…
Я мечтаю о Лете под грустным осенним дождём,
Спрятав свой хвост трубою за мусорный бак…
Ведь любой дурак знает-
Кошке нужен дом…
Хотя б уголок…
Просто укрытие
От злых детей
И собак…
Осень 1992

 
 
КОММУНИКАЦИЯ

Солнечный зайчик издох на полу,
Врезавшись в воздух - дымный и грубый,
А под ступеньками в тёмном углу
Драные кошки мечтают стать шубой-
Ухо за ухо!
Хвост за хвост!
Губы за губы - чтоб зацепилось! –
Коммуникация сыгранных нот
Вспоминает день, когда появилась.
Мы иногда открываем рот,
Но нужное слово забыто в шпаргалке…
По циферблату ногами вперёд
Едет машина - в колёсах по палке…
Ухо за ухо!
Хвост за хвост!
Губы за губы - чтоб зацепились,
Коммуникация сыгранных нот
Вспоминает день, когда появилась!
Если бы это была любовь,
Я не ждал бы услуг от “ Аэрофлота” –
Так играй, мой котёнок, катай клубок
Из лап, хвостов еще чего-то…
Лапы за лапы!
Хвост за хвост!
Губы за губы - чтоб зацепилось!
Это коммуникация сыгранных нот
Вспомнила день, когда появилась!
Ухо за ухо!
1991
 
 
КОТОВАСИЯ

Впусти меня в свой дом котом
По старому поверью-
Мне грустно в городе пустом,
Мне холодно за дверью.
Зачем одной переносить
Суровый вечер зимний?
Я обязуюсь приносить
Уют в большой корзине.
Я обязуюсь зажигать
Рождественские свечи,
Я обязуюсь укрывать
Пушистым пледом плечи,
Я обязуюсь целовать
Тебя, когда захочешь,
Я обязуюсь согревать твой трон
В преддверье ночи.
Мне грустно в городе пустом,
Мне холодно за дверью,
Так впусти меня в свой дом котом
Я нужен здесь, я верю.
Лишь не брани меня, когда
На крыше выпью пива,
И не вяжи мне на шею бант-
Коты и так красивы!
 
КЕНГУРУ
Гиперпространство прошито дорожками-
Двигаю ручками, двигаю ножками,
Сумка отчаянно бьёт по бедру,
Напоминая, что я – кенгуру.
Реализуя желания скромные,
Я покрываю пространства огромные,
Чтобы погибнуть в неравной борьбе
И наконец-то вернуться к тебе.
Жертва уставшая ждёт приношения,
Пиво холодное, как отношения-
Сделай иллюзию, сделай мираж,
Сделай моим сновидениям гараж!
Самая чистая, самая нежная,
Брось моё тело в пески белоснежные-
Пусть растекается лужей большой
То, что они называли душой!
Вальсовой парой несёмся над пропастью,
Двигая облако левой лопастью,
Двигая облаком крыши домов,
Двигая крышами время само!
Но луч пробивается в щели Акрополя-
Нудно зигзагами двигаться по полю.
Трудно расстаться с тобою поутру,
Но что же поделать? Я – кенгуру…
1991
 
 

ВЫГУЛИВАЯ ПСА
- Здравствуйте, кошечки!
Чем вы заняты?
- Мы здесь живём, мы сдаём экзамены-
Можно ли выдержать полчаса,
Выгуливая пса…
- В чём же здесь смысл и какая выгода?
- Смысла – то нет, да ведь нет и выбора…
Если не веришь, почувствуй сам,
Выгуливая пса…
- Чудище обло, стозевно и лаял…
- Да, но в финале есть польза простая-
Все коты попадают на небеса,
Выгуливая пса…
1995


 
ЖЁСТКАЯ ПЕСНЯ
В жёстокое время на жёстоком диване
Лежала тёплая мягкая кошка.
Она ожидала любви и ласки-
Такая была у неё работа.
Её хозяин был мягкой натурой,
Но заключённой в жёсткие рамки.
Он кутался в тёплые мягкие вещи,
Он был в синяках от жестокого мира.
Он ненавидел жёсткие деньги,
Но добывал ради жёсткой пищи-
Да мало ли в мире жёстких вопросов,
Которые требуют жёстких решений?!
И так продолжалось всё жестокое время-
Оно становилось всё жёстче и жёстче.
Он пытался выйти за рамки,
Но те становились всё жёстче и жёстче.
Он гладил кошку всё реже и реже
И рука становилась всё жёстче и жёстче
И, видно, поэтому не замечал он,
Что шерсть становилась жёстче и жёстче.
Однажды он вернулся под вечер
Холодный и жёстокий, злой и усталый,
Сказал незаслуженно жёсткое слово,
А кошка залаяла – и убежала…
В жёсткое время на жёстком диване
Лежало холодное жёсткое тело.
Его разбудить могла только кошка,
Но кошки не любят,
Когда им жёстко…
1994

 


 
ABIGEL

Катюше, безумной
и безумно любимой…

Ну куда мне деваться теперь?
Здрасьте – спасибо!
Ты успеваешь раньше, чем смерть-
Где бы я ни был…
Где б я ни плавал, куда б ни летал,
Как бы ни падал,
Я прогонял тебя и проклинал-
Ты была рядом…
Двери погибли в неравном бою,
Выгорел чайник.
Ты перебила охрану мою
/ правда, случайно…/
Лопнули лампочки, рухнул балкон,
Стены дымятся…
Тут – то и понял я, что окружён-
Нужно спасаться!
Я оторвусь, я поставлю заслон,
Выброшу ключик,
Замаскируюсь и стану, как Он-
Может, и лучше!
Лёгким дымком заберусь по трубе,
Солнечным нимбом…
Если воскресну, то сразу к тебе-
Где бы я ни был!…
1994 – 1995
 
 

КИНДБЕРГ

/ энигма/
Гаснет фитиль.
Окончен безумный пир.
Рядом со мной спит неизвестный мир.
Может быть, ты любишь меня,
Может, желаешь смерти моей,
Может, ты – свет идущего дня,
Может, лишь эхо прожитых дней-
Кто знает…
Призраки дышат в ухо и ждут приказ-
Что тебе снится сделать со мной сейчас?
Может, быть, ты сбросишь в кювет,
Когда на приборах давно за 100,
Может быть, ты откроешь Завет,
Которого нет даже в Книге с крестом –
Кто знает…
Мы входим в новое утро, как в новый дом…
Буду ли я хоть тенью в доме твоём?
Может быть, ты разрушить мосты,
Чтобы под ними прошёл твой ковчег?
Может быть, ты – вовсе не ты,
А может, и я уже не человек-
Кто знает…
1991

KHARKOV TOWN
/
для АГ и СЧ /
Родные уродцы квартир,
Коробки обуви от “ Саламандры”,
Ждут, чтобы мы отдохнули
В их нехитром тепле…
А если мы не вернёмся
Ни завтра,
Ни послезавтра-
Зачем тогда нужен
Большой бетонный скелет?…
Этот город умрёт…
Не уезжай!
Растворясь в последнем вагоне,
Бумажный кораблик утонет.
Постновогодний ветер
След заметёт и смолкнет.
Мышка уронит банку-
А никто не заметит…
Она будет звать и звать и звать,
Опустошая полки,
А потом этот город умрёт…
Не уезжай!
Don’t go down,
Don’t get out of town-
Kharkow town…
Я, конечно, ещё продержусь,
Напевая что всё обойдётся,
Набирая знакомый номер
И слушая длинный гудок…
Стены будут учить меня ждать-
Долго – долго – долго, сколько придётся…
Я не стена,
Я – Коча…
Я, наверно, уйду в уголок
И во мне этот город умрёт…
Не уезжай!
Этот город уснёт и умрёт…
Не уезжай!
Если ты никуда не уедешь,
Я никуда не уйду…
Не уезжай!!!
Да, я знаю – так нужно и будет,
Но ворочаюсь в пьяном бреду:
НЕ УЕЗЖАЙ!!!
Этот город умрёт…
Goodbye!!!
1993


ENTRE NOUS
/ всем вуглускрам/
Пульс на нуле, остановка дыхания-
Это бывает с людьми иногда…
Тёмный тоннель, грязный зал ожидания-
То ли вокзал, то ли зданье Суда…
Лестница в Небо изрядно истоптана,
Highway to Hell - постоянный час пик…
Сколько же можно не чокаться стопками?
Выпьем хоть раз за нас, старик!
Пусть не в седле, но пока ещё в кресле,
Срок не отмерен дежурным врачом…
Хочешь, спою тебе новую песню?
А если да,
То о чём?
Строчки да ноты – плохие товарищи:
Быстро стареют, болеют и мрут.
Наши блокноты похожи на кладбища,
Наши кассеты – последний приют.
Память стирается, “ Свема” осыплется-
Старые песни сказали своё!
Может, и лучше, что новых не пишется-
Сказки – враньё, а без сказок – гнильё…
Сверим часы по сигналу из прошлого:
Стрелки застыли на времени “Ч” -
Времени вспомнить покойных и брошенных,
А если да,
То зачем?
Фраза “ А помнишь?” – как флаг поколения.
Был уголок – вот и нет уголка…
Всё в Поднебесной подвержено тлению-
Песни и авторы. Ну а пока
Мы входим в штопор – мы им открываемся.
Строчки шампанским сползают на стол.
Пальцы не гнутся, но всё же цепляются-
Ваше здоровье, браток рок’н’ролл !!!
Тронем же струны, что тронуты плесенью,
Шторы задвинем – и к чёрту рассвет!
Может, взорвёмся сверхновой песней-
А если нет-
Значит, нет…
1993
 

ПУСТАЯ СЦЕНА
Моей душе гореть в Аду,
Моим грехам потерян счёт,
Я, как всегда, несу беду
Тому, кто ждёт…
Ты говоришь, и ты права.
Скажу тебе, что ты опять права-
Я стал жестоким и глухим-
К чему слова?
Меня здесь нет уже давно-
Я утонул в ячменной пене,
По пьяни выпрыгнул в окно-
Хотел взлететь,
Но стал пятном-
Мокрым пятном на пустой сцене…
Поверь в Того, кто нас забыл,
Зови Того, кто нас давно забыл-
Боюсь, что Он уже не тот,
Кем был…
Опять война стеклянных слёз,
Всю ночь война стеклянных мёртвых слёз-
Осколки утром уберут,
Оф коз…
Роджер Уотерз не бывал у нас,
Однажды, зря-
Такие стены!
В них можно биться много раз-
Им хоть бы хны,
А я сейчас-
Только пятно на пустой сцене…
Ты веришь песням о любви,
Ты веришь старым песням о любви-
В них всё не так, но просто я
Неисправим…
Я врал тебе так много лет
И буду врать ещё сто тысяч лет,
Но что поделать, если так
Светлей?
Здесь нету тихих уголков,
И это правда,
К сожаленью…
Так не спускайся с облаков-
Я не хочу,
Чтоб ты была
Просто пятном на пустой сцене,
Ещё одним пятном на пустой сцене…
1991
 

ТРИ ЗА ТРИДЦАТЬ
Нет счастья, кроме водки,
Нет правды, кроме Смерти-
В моей застряли глотке
Две аксиомы эти.
Они делами правят,
Приходят сновиденья,
Они меня заставят
Проклясть свой день рожденья…
Стареешь, как скотина,
Грустнеешь и звереешь,
Ушедшие картины-
Удавочкой на шею!
Последние три года
Считаются за тридцать,
У циферблата морда
Наёмного убийцы…
Влюбляешься от скуки
В свою же обречёнку,
Берёшь гитару в руки-
И лупишь по печёнкам!
Пока не лопнет память,
Смешав мечты и факты,
Пока хмельное пламя
Не разомкнёт контакты…
Ты выпишешь мне визу,
Подымешь край вуали-
Прекрасная маркиза,
Вы снова опоздали,
Так получите строчки
На тлеющем мольберте:
Нет правды, кроме водки,
Нет счастья, кроме Смерти…
1991

ВЗЛЁТНАЯ
Тебе станет легче, стоит отбросить сомненья,
Отпустить в бездонный полёт остатки тепла-
Выход окажется входом,
Гибель станет рожденьем,
Но это будут совсем другие дела:
Ты всё равно не уловишь связи этих событий,
Ты не узнаешь в лицо того, кем ты был,
Тебе предстоит сделать массу чудесных открытий-
Как любому, кто входит туда, где бывал много раз,
Но забыл…
Будешь ли яростным псом или ласковой кошкой?
Встретишь ли тех, кого хотел бы встречать?
Может быть, снова скука потянет к окошку,
Но, чтобы кончить, нужно как-то начать-
Так что вперёд, новому миру навстречу!
Город проспектами высветил взлётное “Т”
И улыбается грустно Верховный Диспетчер-
Он-то уж видит сущность во всей её полноте…
НА ВЗЛЁТ!!!
Тебе станет легче…
Может быть, станет легче…
Может быть…
1991
 

СТАНЦИЯ ЖЁЛТЫХ ЛИСТЬЕВ
Станция Жёлтых листьев.
Вот и конец смешного пути.
Грубой малярной кистью
Крашу холсты прошлых картин-
Мне не нужны их краски.
Лишняя боль,
Лишняя память-
Зачем?
Толку от их подсказки!…
Лица кричат беззвучно.
Новый мазок – и нету лица…
Нет, мне не будет скучно
Вникнуть разок в роль мертвеца.
Не поминайте лихом!
Полный стакан выпейте в память о том,
Кто всегда пел тихо…
Станция Длинной Тени.
Мокрый перрон.
Поезд ушел.
Нет никого на сцене.
Боже ты мой, как хорошо!!!
Посторонись, мгновенье!
Дай мне уйти.
Дай мне нарушить хоть раз
Закон сохраненья…
 
Р.S.
Спасибо вам:
Венки так вкусно пахли,
А доски гроба, впитывая капли
Из ваших глаз,
Сгниют быстрей…
И я уйду в пространство,
Чтоб приходить к вам тихо по ночам…
Спасибо вам…


 
ЗА ДВЕРЬЮ В ЛЕТО
… И теперь я знаю, что там, за Дверью в Лето-
Это место для тех, кто выжил в зиму и осень.
Эти двери повсюду и в тоже время их нет,
Без замка, но зато с табличкой “ Милости просим!”
Я нашел эти двери, когда собирался в Ад.
Мне помог в этом деле Его Величество Случай.
И с тех пор так и гуляю – туда и назад,
Потому, что вечное Лето – это тоже скучно…